«Людям пообещали, что они скоро вернутся в свои дома». «Чернобыльская» страница из жизни новополочанина Сергея Рыхлёнка

Сергей Рыхлёнок всю свою трудовую жизнь отработал в милиции. В 1983 году он был принят в Новополоцкий городской отдел внутренних дел милиционером-водителем патрульно-постовой службы. По окончании вуза работал участковым ГОВД, затем следователем, а завершил милицейскую карьеру в должности следователя по особо важным делам. Ушел на пенсию весной 2004 года. Но есть в биографии Сергея Рыхлёнка одна запоминающаяся страничка, связанная с аварией на Чернобыльской АЭС. 

После окончания первого курса Минской высшей школы МВД его вместе с однокурсниками 26 июня 1986 года отправили в командировку для охраны общественного порядка в отселенную зону в поселок Комарин Брагинского района, который располагался на берегу Днепра.

Изображение 078

За рекой уже была украинская территория. Там он пробыл ровно месяц. Тогда об угрозах мирного атома имелось смутное представление не только у курсантов, но и в высших эшелонах власти. Да, собственно, никто и не спрашивал, хотят ли они ехать в эту командировку – люди в погонах должны выполнять приказ.

Изображение 075

В обязанности ребят входил контроль за въезжающими в зону транспортными средствами, пропуск гражданского населения, предотвращение мародерства.

Изображение 079

И подобные факты нередко случались. Ведь людям пообещали, что они скоро вернутся в свои дома, поэтому отселенцы практически ничего с собой не брали, только самые необходимые вещи. А дорогостоящая бытовая техника, мотоциклы, другое нажитое годами имущество оставалось дома. Поэтому сводному отряду из курсантов 1–2 курсов милицейской школы приходилось круглосуточно контролировать населенные пункты в зоне своей ответственности (15–20 км).

Изображение 077

В их распоряжении был автобус и четыре уазика. Жили в Комаринской средней школе на матрацах в спортзале, питались в школьной столовой. Правда, замечает Сергей Михайлович, кормежка была на совесть: мясо, колбаса, сосиски и другие по тем временам деликатесы. А еще много минеральной воды и чая – от радиации постоянно чувствовалась сухость во рту. И очень хотелось спать – так организм старался хоть как-то защититься от проникающего излучения, которое не имело ни вкуса, ни запаха и казалось ребятам чем-то эфемерным, не существующим.

Правда, при отъезде из Минска им выдали коллективные дозиметры уровня радиации на батарейках образца 60-х годов, показали, как ими пользоваться. Понятное дело, они не отражали реальной картины. А вот когда протестировали индивидуальные приборы (накопительные), показывающие дозу полученного облучения, то все притихли.

Изображение 109

Следует сказать, что были и индивидуальные средства защиты в виде респираторов. В жару, а лето 86-го выдалось знойным, в них невозможно было дышать, все заливало потом. Вдобавок ко всему этому белое нательное белье, а сверху роба – брюки и куртка. Сплошной ад. Чтобы хоть как-то освежиться и смыть радиоактивную пыль, в армейской палатке была устроена баня, где после каждой смены мылись курсанты.

Природа там замечательная, рассказывает Сергей Михайлович: зреют черешня, вишня, шелковица. И мы, предварительно сполоснув водой, поедали эти ягоды. Деревни там тоже богатые. Например, в поселке Солнечном 3–5-этажные дома. Во многих квартирах взломаны двери, в комнате телевизор, в шкафу висит одежда, полированная мебель. И на всем этом толстый слой пыли, да крысы настороженно наблюдают за тобой.

Приходилось задерживать падких на чужое добро людей, пацанов, которые «интересовались» брошенной техникой, тушить травяные палы возле жилых построек… Подходили к постам и местные жители, в основном старики, просившие пропустить их к себе домой, чтобы забрать кое-что из оставленных вещей. Хоть и нельзя, но по-человечески их понять можно. Пропускали.

Отбыв положенный срок, курсанты вернулись в Минск, сдали в госпитале необходимые анализы (каждый получил немалую дозу облучения) и на месяц ушли в отпуск. А дальше – учеба, служба. И только в 91-м году им выдали значки участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и соответствующие удостоверения.

В начале 90-х в Новополоцке была организована общественная организация «Чернобыль-помощь», ее председателем избрали работника «Полимира» Валерия Ларченко, который проводил дезактивацию загрязненных территорий, а заместителем спустя некоторое время стал Сергей Рыхлёнок.

IMG_6249

Данное общественное формирование сделало очень многое по оздоровлению детей «чернобыльцев» за границей. Для этого необходимо было проделать большую организационную работу. И энтузиазм неравнодушных людей дал свои результаты. За время существования организации в солнечной Италии смогли побывать порядка 200 ребятишек. У многих завязались теплые отношения с итальянскими семьями, которые их принимали. Также была налажена поставка одежды, отдельных продуктов питания.

На сегодняшний день данная организация практически распалась. Сейчас «чернобыльцев» наблюдают в поликлиниках по месту жительства, имеется специальная отметка в карточке. Сергей Михайлович, вспоминая о жарких днях 86-го, с глубоким сожалением констатирует, что некоторых из ликвидаторов уже нет в живых, многие тяжело болеют. Но есть и те, кто еще работает на производстве, в учреждениях и организациях.

«Было бы очень хорошо, чтобы их руководители в канун 30-летия чернобыльской трагедии вспомнили о тех людях, которые, жертвуя своим здоровьем, честно выполняли свой долг, стремясь минимизировать последствия обрушившейся на всех беды», – в заключение сказал Сергей Рыхлёнок.

Новополоцк сегодня
новополоцк чернобыль
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
84 просмотра в октябре
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Новости компаний
На Boomstarter продолжается краудфандинговый проект по созданию нового мобильного приложения для самостоятельных путешествий TRAPP. Проекту нужно собрать 750 тысяч рублей до 16 июня, чтобы реализовать задуманный функционал. В центре приложения – уникальный маршрут самостоятельного путешествия, который пользователь получает от проверенных авторов или создать самостоятельно. «Самой сложной, страшной и ответственной частью всего путешествия является процесс с...