Гайдуков: условия труда на воле и в исправительной колонии сопоставимы

Активисты Свободного профсоюза Полоцка встретились с бывшим политзаключенным Андреем Гайдуковым.

Андрей работал на заводе «Нафтан», когда его обвинили в попытке сотрудничать с иностранными государствами. Полтора года - с 8 ноября 2012 года по 8 мая 2014 года - провёл в местах лишения свободы. Андрей поделился воспоминаниями о жизни и работе в витебской исправительной колонии «Витьба-3».

Особый контроль над политзаключёнными

Андрей рассказал об отношении тюремной администрации к политзаключённым: «Это проявляется в повышенном контроле. За любое мелкое нарушение к политзаключённому применяются санкции. Такие же нарушения обычных заключённых никогда не фиксируются и санкции к ним не применяются».

Условия труда в колонии

Андрею предложили в колонии работать в швейном цеху. Цех выглядел удручающе, везде валялась ветошь, стоял устойчивый запах краски. Поскольку он никогда раньше не работал на швейной машинке, попросил, чтобы его сначала обучили правилам и приёмам работы, ознакомили с инструкцией по безопасности труда. Руководство колонии повело себя не адекватно, расценив законные требования заключённого как отказ от работы: Андрея отправили на десять суток в карцер.

Как рассказал Андрей, оплата труда в швейном цеху практически не производится. За десять месяцев работы бывший политзаключённый получил всего одну тысячу белорусских рублей, остальные деньги ушли безналом на оплату питания и коммунальные услуги в тюрьме. Чуть больше платят тем, кто должен уплачивать алименты.

На воле - похожие условия труда

Администрация тюрьмы утверждает, что условия труда заключённых полностью соответствуют трудовому законодательству, по которому работают все рабочие в Беларуси. Отчасти это верно, на многих предприятиях на свободе зарплата трудящихся составляет фактически два-три миллиона. Этих денег рабочему хватает только на оплату услуг ЖКХ и скромное питание семьи.

Активист Свободного профсоюза завода «Стекловолокно» Николай Шарах: «На нашем предприятии рабочие только расписываются за текущий инструктаж по охране труда, но фактически инструктажа нет. За требования работника к начальнику прочитать инструктаж вполне могут быть применены санкции в виде лишения премиальных, перевода в худшие условия труда или непродления контракта. Уже ни кого не удивляет требование начальников скрывать получение производственной травмы на работе».

ximik.info
Полоцк Новополоцк Андрей Гайдуков политзаключенный
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии